Человек перед лицом апостасии

Церковь перед лицом отступления

Повествование о схватке архиепископа Аверкия (Таушева) с фальшью всех видов и о победе над ней. Источник: СВЕТ ПРАВОСЛАВИЯ. Христианский собеседник. Издание Макариев-Решемской Обители, Выпуск 37, 1998 год

Вступление

    Жизнь Архиепископа Аверкия, описание которой появилось в ближайшее время по-русски и по-английски, снаружи не похожа на жизнь человека восхитительного. Она была, быстрее Человек перед лицом апостасии, обычной, и обычное изложение ее событий не может само по себе дать разъяснение тому исключительному явлению, каким по сути был Архиепископ Аверкий.
    В большой мере он сформировался духовно под воздействием Архиепископа Феофана Полтавского († 1940 г.), который, в свою очередь, получал наставления у известного осветительного прибора нашего времени Святителя Феофана Затворника Человек перед лицом апостасии († 1894 г.). В собственных, имеющих непреходящее значение, предостережениях и рекомендациях Архиепископ Аверкий смог донести до нашего поколения духовную «милоть», наследство собственных величавых наставников. И обыденный человек не мог быть достоин этой «милоти», которую он получил точно так же, как некогда Елисей и Илия.

Знавшие Архиепископа Аверкия, когда он был настоятелем Человек перед лицом апостасии и ректором Свято-Троицкого монастыря-семинарии в Джорданвилле (New-york), помнят его потрясающую фигуру. Он был высочайшим, с густой белоснежной бородой, длинноватые волосы его падали волнами. Из-под умопомрачительно густых бровей в самую душу человека смотрели огромные глаза. Когда Архиепископ пребывал в созерцании, глаза его светились. Он был туг Человек перед лицом апостасии на ухо и носил слуховой аппарат: этот недочет помогал ему хранить мозг незапятнанным от мирских толков.

Манера его поведения была воплощением спокойствия и духовного плюсы.    Он никогда не торопился и не суетился. Никто не лицезрел его в ветреном расположении духа. Это благородство и достоинство в поведении Человек перед лицом апостасии, хотя ему нередко пробуют подражать те, кто желают смотреться духовными, было совсем естественным у Владыки Аверкия, оно было выражением чистоты его души.

Естественность и целостность были по сути различительными чертами его нрава. Чтоб быть подлинным носителем Православного Предания таким, как Архиепископ Аверкий, нужно быть поначалу искренним человеком. Прямой противоположностью такового Человек перед лицом апостасии человека является тот, кто поступает расчетливо. Сам Архиепископ никогда не высчитывал, какое воспоминание могут произвести его слова либо поступки, как они отразятся на его «образе» (стиле), так как он совсем от всей души не хлопотал о том, что люди о нем задумываются. Он никому не льстил и никому не Человек перед лицом апостасии наносил духовных ран, чтоб показать силу собственной личности, он не пробовал произвести на других воспоминание. Такой всякий, кто живет, ощущая присутствие Бога, — становится кротким уже благодаря одному этому.

Невзирая на то, что Архиепископ Аверкий имел очень не плохое представление о том, что управляет мирской жизнью, и очень трезво и Человек перед лицом апостасии близко к реальности относился ко всему происходящему вокруг него, он был очевидно далек от всего земного. В нем не было приметно ничего мирского.

Он запомнился сердобольным, относящимся ко всем по-отечески, но в тоже время практически ребенком. Не будучи о для себя высочайшего представления, он бывал искренно тронут и даже удивлен Человек перед лицом апостасии, когда кто-нибудь выказывал ему хоть мельчайшее почтение и уважение. Тогда он напоминал малеханького мальчугана, который вырос в бедности и вдруг получает расчудесный подарок. Он, Архиепископ, имел вид кроткого бедняка.

Гласил Архиепископ Аверкий настолько отлично, что по погибели его в одной статье окрестили Златоустом последних времен (иеромонах Серафим (Роуз Человек перед лицом апостасии)). Даже в ежедневном разговоре его речь была по-ораторски гладкой и ровненькой, к чему он никак не прилагал усилий. Ораторский его дар в купе с огненной любовью к Правде делал его проповеди незабвенными. Нередко покаянное настроение так обхватывало его, что он начинал плакать среди проповеди. Только самые нечуткие Человек перед лицом апостасии из слушающих смеялись над этой «эмоциональностью», но всем было ясно, что эти слезы были совсем естественными — они исходили «от излишка сердца» (Лк. 6:45).

Архиепископ Аверкий был настоящим христианским пастырем. Он не гласил только:    «сделай это, не делай того», но давал «целую картину» — полное православное осмысление, так что люди могли осознать Человек перед лицом апостасии, почему они должны делать одно и не делать другого. Посреди духовного разорения двадцатого века он делал то, что его время добивалось от всех пастырей. Как будет поведано ниже, он выявил в собственных трудах все виды подмен и проповедал Правду и явил Ее людям.

Человек перед лицом апостасии

«Господи!    Господи Человек перед лицом апостасии! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именованием бесов изгоняли? и не Твоим ли именованием многие чудеса творили?» (Мф.7:22).
Так будут гласить «избранные» — те, кто «заплатил собственный долг» и сделал для себя    репутацию служителя Христова, совершая впечатляющие дела как будто для него. А Господь Человек перед лицом апостасии ответит: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:23-24).
Что все-таки они делали такового, что заслужили настолько жуткие слова? Они творили    свои дела во имя Христа, но не в его духе, и потому не жили по заповедям Его. То, что они творили ради этого мира, пропадет совместно с Человек перед лицом апостасии ними. Снаружи они делали все указания веры, но внутренне не направлялись к Королевству Небесному. И вот, они оказываются перед Судией с пустыми руками.

Так будет во время Страшною Суда, который последует за наивысшим триумфом Отступления в мире.

И конкретно об этом возвещал Святой отец наших последних времен Архиепископ Человек перед лицом апостасии Джорданвилльский Аверкий (Таушев). Ученик Архиепископа Феофана Полтавского, он, таким макаром, стал одним из звеньев непрерывной цепи православных богословов, передавших из поколения в поколение живой дух Предания. То, что он был подлинным хранителем Предания отцов, видно из того, что ему никогда в голову не приходило называться «богословом» либо «исследователем отцов Человек перед лицом апостасии». Потому для людей осталось незамеченным, что был он пророком о будущем Отступлении. Только из любви к животворящей Правде Православия и ради паствы, доверенной ему Христом, он считал своим долгом предупреждать людей о более тонких и потаенных признаках Отступления, которое распространяется все стремительнее, но мере того как мир приближается к Человек перед лицом апостасии собственному концу. Архиепископ Аверкий знал, что Отступление — не просто болезнь, распространявшаяся «где-то там», в ослепленном безбожием мире либо посреди христиан-отступников, все помыслы которых обращены к этому миру. Нет, корешки Отступления еще поглубже. Они могут просачиваться в самое сердечко человека...

Архиепископ Аверкий осознавал, что как и дела Человек перед лицом апостасии лжеучителей, отвергнутых Христом, внешнюю сторону Церкви и даже «истинное», «традиционное» Православие можно имитировать так хитроумно, так точно, что это может «соблазнить и избранных» (Мф. 24:24). Идея об этом полностью обладала им. Он получил ведение о сути Православия конкретно от святых отцов. И чтоб удачно передать это познание последующему поколению, он Человек перед лицом апостасии был должен отделить его от суррогатов, которые становятся все более утонченными. Слова, и произнесенные, и написанные, были, казалось, неспособны выполнить эту задачку. Он нередко прибегал к едкой фразе Епископа Феофана Затворника: Православное христианство теряет свою силу. Но неуж-то почувствовать это могут только те, кто пробовал, каковой реальный «вкус» Православия? Да Человек перед лицом апостасии, ведь не понимающий вкуса соли не сумеет распознать обман, если ему дадут испытать некоторое вещество и произнесут, что такой вкус соли (ср.Мф. 5:13).

Архиепископ Аверкий также нередко приводил слова Епископа Игнатия Брянчанинова: «Отступление попущено Богом: не покусись приостановить его немощною рукой твоею. Устранись, сохранись от него сам, и Человек перед лицом апостасии этого с тебя довольно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб, по способности, избегнуть воздействия его».

Разумеется, что те, кто обучался у Архиепископа Аверкия, монахи и    будущие пастыри Свято-Троицкого монастыря-семинарии понимали непреходящую значимость его предостережений. Но тяжело было осознать, почему он повсевременно развивает и обращается к настолько темной Человек перед лицом апостасии, негативной теме. В один прекрасный момент, когда Архиепископ, как обычно, рассуждал о признаках отпадения от Христа, один из студентов задал вопрос:
- Естественно, отступление — это ужасное зло, и мы должны слушать о нем лекции,    но почему настолько много? В конце концов, мы защищены от этого воздействия, так как мы, православные Человек перед лицом апостасии, следуем Преданию. Мы принадлежим к Российской Православной Церкви - мы не экуменисты, мы никак не причастны к тому предательству Православия, которое имеет место в других юрисдикциях. Мы - в настоящей Церкви, Православной. Неуж-то мы не в безопасности? Христос произнес, что Его Церковь не поколеблют врата ада.
    Архиепископ Человек перед лицом апостасии Аверкий проницательно смотря на задавшего этот вопрос, в свою очередь спросил:

- Но как найти, принадлежишь ли ты к этой Церкви?

Говоря по-русски, он употребил единственное число: «ты», так как обращался лично к каждому слушателю.

Все студенты, присутствовавшие на лекции, были крещены в православной Церкви; тот человек, который задал Человек перед лицом апостасии им настолько внезапный вопрос, был их иерархом, их связью с апостолами. Они все принадлежали не только лишь к одной с ним Церкви, да и к одной «юрисдикции». Потому что же мог он подвергать сомнению их принадлежность к настоящей Церкви, не подвергая сомнению свою?

Вопрос, данный Архиепископом Аверкием, имеет глубочайший смысл. Он нередко Человек перед лицом апостасии повторял своим ученикам, что придя к мировому господству, антихрист «признает» и «узаконит» и тем обуяет наружной стороной Православной Церкви — Ее традициями, искусством, догматикой, канонами, заниями о литургической чистоте и апостольском преемстве. Потому наружняя принадлежность к Церкви и верность традициям — хотя они и являются необходимыми для каждого Человек перед лицом апостасии, кто вожделеет узнать Правду Православия и стать причастным к полноте ее благодати — не дают, как он выражался, «гарантий». Спрашивая о том, что определяет принадлежность человека к настоящей Церкви, он подчеркивал необходимость для каждого развивать лично внутри себя чутье истинности, которое позволит отличить дух Православного Христианства от всех его хитроумных подделок.

Что Человек перед лицом апостасии такое Церковь?

Архиепископ Аверкий увидел, что правоверная экклессиология находится в большей угрозы, ежели другие разделы православного учения. По мере того как Христианство утрачивает последние остатки сил глубинной веры, православные христиане, неразумно подверженные воздействию духа века этого, утрачивают правильное представление о том, что все-таки такое в реальности Церковь Человек перед лицом апостасии. Их взор, как и взор общества, в каком они живут, обращен на наружное, и потому они глядят на Церковь все в большей и большей степени как на компанию. Ощущая жгучую необходимость откликнуться на эту тенденцию, Архиепископ Аверкий писал:

«Православие — это не просто некий тип чисто земной организации, возглавляемой патриархами, епископами и Человек перед лицом апостасии священниками, которые делают некое служение в Церкви, которая официально именуется «Православной». Православие — это магическое Тело Христово, Глава Которою — Сам Христос (см. Еф. 1:22-23 и Кол. 1:18, 24), и в состав его входят не только лишь священники, да и все верно верующие во Христа, вошедшие легитимным методом средством святого Крещения в Человек перед лицом апостасии Церковь, Которую Он основал, как сейчас живущие на земле, так и те, кто погиб в вере и благочестии».
Архиепископ Аверкий боялся того, что дух православной экклессиологии    будет заменен папистской концепцией Церкви, и главы церквей станут в сознании верующих «мини-папами» и начнут заслонять собою Христа, подлинного Главу Церкви Человек перед лицом апостасии. Архиепископ осознавал, что если Церковь будет восприниматься сначала как светская административная структура, тогда антихрист получит прямой доступ к сердцам людей и без особенных усилий превратит их в собственных верных слуг. Имея искаженное представление о Церкви, они «для полезности Церкви» будут делать то, что очевидно противоречит заповедям и воле Христа.

И вновь обращая Человек перед лицом апостасии наше внимание от земного к небесному, Архиепископ Аверкий дает последующее определение Церкви:

«Православная Церковь — это не «монополия» клириков, это не только лишь их «дело», как задумываются несведущие и чуждые церковного духа. Церковь — это не собственность того либо другого иерарха либо священника. Это теснейший духовный альянс всех верно верующих во Человек перед лицом апостасии Христа, стремящихся благочестиво соблюдать заповеди Христовы, с единственной целью — наследовать то вечное блаженство, которое Христос Спасатель уготовил нам, если они по немощи согрешают, то искренно каются и стремятся принести «достойные плоды покаяния» (Лк.3:8) .

Те, кто сначала хлопочут о консолидации собственной церковной организации, могут ощутить опасность для собственных планов в Человек перед лицом апостасии таком определении Церкви, какое дает Архиепископ Аверкий (и которое, нужно увидеть, совпадает с определением, данным Блаженным Архиепископом Иоанном, что указывает, что оба эти иерарха были единомысленны и исходили из одного Предания). «Да, — можно время от времени слышать, — Церковь имеет магическую природу. Но вы должны принимать во внимание и Человек перед лицом апостасии земную сторону Церкви, какой бы житейской она ни была».

Архиепископ Аверкий в собственном ответе на эти слова воспринимает во внимание и земную сторону Церкви, но невзирая на это не оставляет места для оправдания какого-нибудь обмирщения Ее:

«Церковь, по правде, не может на сто процентов удалиться от мира Человек перед лицом апостасии, так как в нее входят люди, которые продолжают жить на земле, и потому «земная» сторона состава Ее и наружняя организации нужны; но чем меньше «земного», тем лучше для заслуги нескончаемых целей, стоящих перед Церковью. И уж совершенно неприемлимо, чтоб «земное» затемняло либо подавляло чисто духовное - задачку спасения души и жизни Человек перед лицом апостасии нескончаемой - ради чего Церковь базирована и существует».

Архиепископ Аверкий понимал, что доминирование в Церкви земного над духовным приводит к утрате нужной для всех христиан возможности отличать то, что принято, от того, что верно. Когда человек направляет все свое внимание на окружающий мир, он начинает находить «признания», «достойного положения» — того Человек перед лицом апостасии, что верно и отлично в очах других людей, а не того, что внутренне верно по отношению к Богу и себе. Идеализировать нечто признанное всеми «правильным» и подстраиваться под это, - означает навязываться, чтоб тебя околпачили, так как сатана может совсем не сложно -особенно в наше время — сделать так Человек перед лицом апостасии, что снаружи принятое будет сосуществовать с внутренней ложью.

Архиепископ Аверкий подчеркивал: «Необходимо осознать и всегда держать в голове, что Православие — это не только лишь и не всегда то, что «православием» официально именуется, так как в наши злые и лживые времена возникновение везде липового «православия», которое поднимает голову и устанавливается Человек перед лицом апостасии в мире, это только грустный, но, к огорчению, уже бесспорный факт. Это лжеправославие гневно стремится подделаться под настоящее православие, как в свое время антихрист будет стараться занять место Христа, подменить Его собой».

Что означает антихрист?

Скажем     несколько слов о том, что имел ввиду Архиепископ Аверкий, когда он гласил об Человек перед лицом апостасии антихристе, так как его взор отличается духовностью и полным отсутствием всякой больной сенсационности. Чтоб распознать антихриста и то, что на данный момент подготавливает его приход, христианин должен посмотреть несколько поглубже того, что считается в современном мире хорошем и злом, справедливым и несправедливым. Христианин должен осознать принцип, который лежит в базе Человек перед лицом апостасии того явления, которое мы называем «антихрист», этот принцип - имитация Христа и всего того, что Христово. Само его имя значит «вместо-Христос» либо тот, кто смотрится как Христос. Антихрист - это оканчивающее, более соблазнительное воплощение старых устремлений сатаны «имитировать» христианство с тем, чтоб сделать его новейшую, принадлежащую этому миру форму. «Антихрист явится, - пишет Человек перед лицом апостасии И.М. Концевич, - не как абсолютный безбожник либо последователь большевизма, так как этот последний явил миру все страхи, к которым атеизм приводит». Напротив, утверждает св. Ефрем Сирин, он придет «как тать, чтоб прельстить всех, придет притворно благоговейным, кротким, смиренным, ненавидящим, как произнесет о для себя, неправды Человек перед лицом апостасии, отвращающим кумиров, предпочитающим благочестие, хорошим, нищелюбивым, в высшей степени благоразумным, очень неизменным, ко всем нежным, уважающий в особенности люд иудейский; так как иудеи будут ждать его пришествия. При всем этом, с великою властью совершит знамения, чудеса и страхования, воспримет хитрые меры всем угодить, чтоб в скором времени полюбил его Человек перед лицом апостасии обычной люд. Не будет брать даров, гласить яростно, демонстрировать облачного вида, но всегда будет ласков. И во всем этом благочинною внешностью станет обольщать мир, пока не воцарится.

Владея святоотеческим взором на суть антихриста, архиепископ Аверкий осознавал, что для того, чтоб быть его последователем, совершенно необязательно жить во время его Человек перед лицом апостасии, антихриста, царствования. Человек может прийти к тому, что воплощает собой антихрист, к подделке под христианство, из-за того, что у него, как и у антихриста, нет Христа снутри.

Предназначение всего даруемого Христом - приготовить людей к Его Небесному царствованию, тогда как антихрист привязывает людей хоть какими методами к земному. Это Человек перед лицом апостасии обычное и явное различие может на самом деле оказаться очень непростым, так как антихрист, подобно многим своим предшественникам, будет очень «духовным», он будет приковывать людей к земле даже теми средствами, которые предусмотрены, чтоб вести их на небо. Эта имитация христианства может быть найдена только теми, у кого сохранилось чутье Человек перед лицом апостасии, позволяющее отличить на самом деле собственной земное и тленное от небесного и нескончаемого. «Отступление», о котором гласит Архиепископ Аверкий, это конкретно утрата этого чутья и устремления к Небесному. И преп. Ефрем Сирин пишет, что пришествия антихриста не выяснит тот, кто имеет разум на дела прозаические и любит земное... Ибо Человек перед лицом апостасии привязанный всегда к делам прозаическим, хотя и услышит, не будет веровать и погнушается тем, кто гласит. А святые укрепятся, так как отринули всякое попечение о сей жизни.
Христианство, утратившее силу, заполняется мирским, выдающим себя за    духовное. «Обмирщение» же христианства делает его незащищенным для искушений антихриста.

Три уровня отступления

Изучая     написанное Человек перед лицом апостасии Архиепископом Аверкием об отступлении, можно выделить три его уровня. При этом, они отличаются тем, как легче либо труднее распознать Отступление.

Уровень 1-ый

1-ый     уровень Отступления состоит в утрате силы всем Христианством, как единым целым. Корешки этого обнаруживаются в расколе Запада и Востока и в постепенном формировании на Западе «нового христианства», в Человек перед лицом апостасии каком падший человечий разум, а не переданная Духом Божиим святая традиция, становится мерилом правды. Суть этого парадокса в том, что духовное заменяется природным, и в конце концов эта замена - через Возрождение и «просвещение» — привела к вульгарному материализму наших дней, к материализму, духовно ослепившему современного человека. «Во всем этом Человек перед лицом апостасии, -писал Архиепископ Аверкий, - видна какая-то планомерно действующая темная рука, которая стремится как можно крепче привязать людей к этой временной земной жизни, вынудить запамятовать о безизбежно всех нас ожидающей жизни будущей, жизни вечной».

Материализм, в осознании Архиепископа Аверкия, разлагает веру христиан так,     что они даже не замечают этого. Даже если они подчеркнуто Человек перед лицом апостасии противопоставляют себя «мирскому» либо молвят о Небесном, они могут находиться во власти мирских представлений, если они утратили правильное осознание «мира», противостоящего самой сути христианства. Более того, поступки, исходя из убеждений Православия аморальные, становятся дозволительными в христианстве, зараженном суетностью.
Архиепископ Аверкий пишет: «О каком подлинном единении всех христиан Человек перед лицом апостасии в    духе христианской любви можно на данный момент гласить, когда Правда практически всеми отвергается, когда ересь практически всюду властвует, когда подлинная духовная жизнь посреди людей, именующих себя христианами, иссякла и заменена жизнью плотской, жизнью животною, возводимой к тому же на пьедестал и прикрываемой мыслью надуманной благотворительности; всякое духовное безчинство Человек перед лицом апостасии, всякую нравственную разнузданность криводушно оправдывающей. Ведь отсюда конкретно и происходят все эти бессчетные «балы», различного рода «игры», «танцульки» и утехи, к которым очень снисходительно, невзирая на антихристианскую аморальную суть, относятся сейчас даже многие современные священнослужители, время от времени и сами их организовывающие и в их роль принимающие».

Теряя Человек перед лицом апостасии опору в самом основании собственной веры, которое состоит, если выразить     это коротко, в принадлежности к иному миру, христианство, зараженное суетностью, лишает собственных верующих живого контакта с благодатью Святого Духа. Потому христиане обязаны находить подмену этой благодати, возбуждая самовнушением «духовные переживания». Они отыскивают подмену в этом мире, так как мир Человек перед лицом апостасии другой более им недоступен. Об этих «неохристианах» архиепископ Аверкий писал:

«Они отыскивают блаженства тут, в этом мире, отягченном обилием грехов и беззаконий; и ожидают они этого блаженства с нетерпением. Одним из самых верных путей его заслуги они считают «экуменическое движение», альянс и слияние всех народов в единую новейшую «церковь», которая соединит Человек перед лицом апостасии воединыжды не только лишь римо-католиков и протестантов, но также иудеев, мусульман и язычников, с сохранением каждым собственных убеждений и заблуждений. Эти как будто «христианская» любовь, во имя грядущего земного счастья населения земли, есть ни что другое как попрание Истины».

Архиепископ Аверкий назвал веру в будущее счастье на земле Человек перед лицом апостасии «нео-хилиазмом» (хилиазм — древнее еретическое верование в тысячелетнее царствование Христа как земного царя). Он предугадал, что наружное «экуменическое единство», которого достигают «нео-хилиасты», будет организацией, которую антихрист признает и будет поддерживать.
Для архиепископа Аверкия современное «экуменическое движение» было     свидетельством о распространении неверия в существование абсолютной Правды. Отсюда проистекает Человек перед лицом апостасии нежелание занимать какую-либо определенную позицию и слабовольное примирение со злом либо даже оправдание его, и все что во имя самых поверхностных представлений о «христианской любви» и «мире». Архиепископ Аверкий выразил это последующим образом:

«В наше время, когда есть настолько сильные сомнения относительно даже самого существования Правды, когда Человек перед лицом апостасии любая «истина» почитается относительной и считается полностью обычным, что каждый человек держится «своей истины», борьба за Правду приобретает в особенности принципиальное значение. И тот, кто не соболезнует этой борьбе, тот, кто лицезреет в ней только проявление «фарисейства» и предлагает взамен «смириться» перед ложью, отпав от Правды, естественно, должен считаться предателем Человек перед лицом апостасии Правды, кем бы он себя ни считал и вроде бы ни называл».

Те, кто всю свою надежду считают в этом мире, непременно обязаны либо впадать в отчаяние, либо не замечать возрастающего вырождения во всех формах публичной жизни. Релятивизм и нерешительность таких людей только помогают высвобождению сатанинских сил в ближайшее Человек перед лицом апостасии время. Как подчеркивал архиепископ Аверкий:

«Слуги сатаны» либо - что одно и то же - слуги будущего антихриста     пользуются духовной слепотой большинства современных людей и упорно и напористо делают свое дело с воистину сатанинской энергией. И особыми усилиями, и всеми доступными методами, при помощи тех средств, которые попали под их контроль, они завлекают Человек перед лицом апостасии к для себя последователей, которые сознательно либо безотчетно, желая того либо не хотя, сотрудничают с ними, создавая в мире условия и происшествия, подходящие для очень близкого пришествия антихриста как владыки всего мира и государя всего человечества».
    В другом месте Архиепископ Аверкий пишет на ту же тему:

«Основная задачка Человек перед лицом апостасии служителей будущего антиxpистa заключается в том, чтоб повредить старенькый мир со всеми его представлениями и «предрассудками», с тем, чтоб выстроить на его месте новый мир, способный принять собственного приближающегося «нового господина», который займет в очах людей место Христа и даст им на земле то, чего Христос не отдал Человек перед лицом апостасии им... Необходимо быть совсем слепым духовно, совсем чуждым настоящему христианству, чтоб не осознавать всего этого!»

2-ой уровень

На     втором уровне Отступления, как это обрисовывает Архиепископ Аверкий, православные церкви, ступая «в ногу со временем», откажутся от неких обычных форм церковной жизни и экклесиологических положений, которые они сочтут «несовременными», и также отпадут Человек перед лицом апостасии от Предания, содержащего внутри себя силу настоящего христианства. Такой один из путей перевоплощения подлинного Православия в мирское фальшивое «православие». Суть Православия не может сохраниться там, где утрачено то, что до этого окружало эту суть.

Архиепископ Аверкий последующим образом разъясняет, почему Правоверная Церковь, по слову св. Афанасия Величавого, не должна служить времени Человек перед лицом апостасии:

«Церковь никогда не подчинится миру,  никогда не пойдет на компромисс с ним. Естественно, ведь Господь произнес Своим ученикам на Потаенной Вечере: «вы не от мира». Если мы желаем остаться верными настоящему христианству, мы должны держаться этих слов - подлинная Церковь Христова всегда была, есть и всегда будет странницей в этом Человек перед лицом апостасии мире. Отделенная от него, она способна передать Божественное учение Господа неповрежденным, так как эта отдаленность сохраняет ее постоянной, т.е. схожей нескончаемому и постоянному Богу».

В один прекрасный момент, сначала 60-х годов, один семинарист услышал, как Архиепископ Аверкий очень длительно прогуливался по коридору семинарии. В конце концов Человек перед лицом апостасии, семинарист подошел к нему и спросил его, не случилось ли чего-нибудь.

- Брат, - ответил все еще погруженный в свои размышления праведный иерарх, -термин «Православие» растерял собственный смысл, от того что неправославие прикрывается маской Православия. Потому необходимо придумать новое слово для обозначения того, что мы называем православием, точно также Человек перед лицом апостасии как некогда необходимо было сделать слово «Православие» - и это не так просто.

Архиепископ осознавал, что по различным причинам Православные церкви и главы церквей не сохранили принадлежащую иному миру базу Православного Предания, которое передавалось от отца к отпрыску безпрерывно в протяжении веков. Он писал об этом так:

«Там, где прервана преемственная духовно-благодатная Человек перед лицом апостасии связь со святыми     Апостолами и их преемниками Мужами Апостольскими и Святыми Отцами, где введены различные новаторства в веро - и нравоучении с целью «идти в ногу со временем», «прогрессировать», не отставать от века и приспособляться к требованиям и моде мира этого, во зле лежащего, - там не может быть Человек перед лицом апостасии и речи об настоящей Церкви».

Эти «нововведения» время от времени являются попыткой смягчить резкое отрицание этого мира Православием либо сделать Православие наименее «странным» в очах окружающих. Архиепископ Аверкий пишет, что сама эта позиция чужда Православию, так как «Православная вера учит тому, как строить свою жизнь в согласовании с требованиями христианского Человек перед лицом апостасии совершенства, тогда как инославие берет от христианства только малое и только так, как это совместимо с требованиями современной культурной жизни. Сделав ниже высокий идеал православной аскетической брани это означает отнять у христиан средство к самоочищению, т.е. потерять самую возможность спасения через покаяние, если христианин отрешается от следования этому эталону Человек перед лицом апостасии по духу, если не по букве». Это подрыв основ Православия, которое, по свидетельству архиепископа Аверкия, является «аскетической верой, которая зовет к подвигам во имя искоренения греховных страстей и насаждения христианских добредетелей.

В других случаях Предание подвергается расчленению и изменению и начинает     уже питать гордыню современных «богословов», которые Человек перед лицом апостасии, будучи оторванными от конкретно переданной, живой традиции, стремятся отыскать «новые пути православного богословия», чисто умственным методом «переделать историю» и «восстановить» православные обычаи во имя искусственного пуризма. Они гремят, пишет архиепископ Аверкий, о том, как значительно принципиально «обновить Православную Церковь», о каких-либо «реформах в Православии», которое, по их голословному Человек перед лицом апостасии утверждению, «застыло», «находится при смерти»... Эта новенькая порода «православных» по сути не что другое как современные «схоластики». Они «богословствуют», не имея правильного чутья классической церковной атмосферы, в какой воспитывались святые. «По их плодам узнаете их» (Мф. 7:20); обычное Православие, со всеми своими надуманными «наслоениями» и «искажениями», питало святых даже уже в Человек перед лицом апостасии наше время; «вновь открытое» либо «воскрешенное» Православие, со всеми своими призывами становиться все чище и все ученее, породило, в наилучшем случае, неглупых людей. Духовное бессилие последних - это итог того, что их «богословы» «лучше знают», ежели современные живы хранители православной святости.

«Идя в ногу со временем», Церковь может Человек перед лицом апостасии  также потерять силу Православия, если ей обуяет дух престижного «экуменического движения», которое, как мы уже лицезрели, свидетельствует о мировом отступлении. Потому в различных собственных работах Архиепископ Аверкий гласил:

«Разрушительный дух отступления уже просочился в нашу Православную Церковь,     самые высочайшие иерархи которой открыто утверждают о наступлении собственного рода «новой эры» и Человек перед лицом апостасии цинично предлагают отрешиться от всего прошедшего, так как они собираются в какую-то совсем «новую церковь» в близком «экуменическом контакте и единодушии» со всеми отступниками от правой веры и Церкви» ... Вожди экуменического движения только не так давно стали совершенно откровенно высказываться, а ранее занимались бессовестным «пусканием пыли в глаза Человек перед лицом апостасии», заявляя, как будто они входят в «экуменическое движение» с целью «свидетельствовать перед инославными правду Святого Православия». Сейчас же, как это явствует из нередко сообщаемых интернациональной прессой их выступлений, они становятся предателями этой святой правды.

3-ий уровень

И,     в конце концов, Православные церкви добиваются третьего уровня Отступления, когда, сохраняя все традиции и Человек перед лицом апостасии предания того, что они именуют «истинным Православием, они также теряют неоценимую «силу» собственной веры, и к ним просачивается зараза духа мира этого уже под видом духовности. Это проявляется: 1) в утрате начальной христианской любви, без которой все предания становятся в осуждение, а не источниками благодати, и 2) в употреблении Человек перед лицом апостасии наружных обрядовых форм и всего, что задумано было для того, чтоб пробуждать памятование о мире ином, в мирских целях. Из этого рождается новенькая форма (липового «православия», сейчас еще больше узкая, сокрытая, так как может облекаться в одежки Правды. Ниже будут описаны признаки этого Отступления, которые, но, могут проявляться и Человек перед лицом апостасии на втором уровне.

Партийная политика

Архиепископ     Аверкий лицезрел, что когда утрачена сила Православия, и к Церкви относятся как сначала земной организации, принадлежность к магическому Телу Христа начинает смешиваться в сознании людей с членством в той либо другой церковной партии. Тогда дозволительным становится повредить жизнь человека под предлогом «чистки в Церкви», если этот человек Человек перед лицом апостасии этой организации не выгоден. В этих критериях клирики, миряне и монахи натравливаются друг на друга, начинают друг дружку непереносить и меж ними начинается вражда во имя охраны мирских интересов их церковных партий. Одна церковная группировка может отклониться от другой и стремиться узаконить свое положение хоть какими Человек перед лицом апостасии юридическими и каноническими аргументами. Разные партии могут соединяться в «супер-партии» с тем, чтоб ощущать себя более каноничными; они могут гласить о собственном наружном единстве, будто бы оно и составляет подлинно духовное единство Церкви. Но они выдают себя в том, что объединение их чисто политическое, когда они вновь распадаются Человек перед лицом апостасии либо ведут полемику с теми православными группами, которые не присоединились к их организации.

Это — «партийное сознание». Те, кто обладает «партийным сознанием», могут    потерять свое представление о святости, прославляя церковных деятелей, которые сначала «признаются» собственной определенной партией либо являются их самыми выдающимися глашатаями. «Каноничностью» (этим главным орудием в полемике меж партиями Человек перед лицом апостасии) начинают произвольно манипулировать и неверно соединять ее с «признанием» одной партии другими партиями. Как следствие, тот кто ведет более эффективную пропаганду, тот и становится более «каноничным».

У архиепископа Аверкия это явление, нареченное им «партийной политикой»,    вызывало омерзение. Он лицезрел, что оно по собственной сущности чуждо христианству.

Хотя партийная политика вправду достигнула Человек перед лицом апостасии верхушки собственного развития в    эти последние времена, когда в почти всех охладела любовь (Мф. 24:12), «партийное сознание», но, не является, естественно, полностью новым для нашего времени: это итог всеобщей тенденции падшей плотской стороны человека. Даже св. Павел сталкивался с этим, когда он писал Коринфской церкви: «...у вас молвят: «я Павлов Человек перед лицом апостасии», «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». Разве разделился Христос?... Ибо, когда один гласит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы?» (1Кор.1:12-13; 1Кор.3:4)

Сделать Церковь орудием политических интриг, гласил Архиепископ Аверкий,    означает «подчинить вечное преходящему, небесное земному, святое греховному». В статье «Святая ревность» он писал Человек перед лицом апостасии последующее:

«Но есть также и липовая, лживая ревность, под маской которой скрываются кипящие людские страсти — в большинстве случаев гордость, любовь к власти и к почестям и интересы партийной политики подобные тем, которые играют ведомую роль в политической борьбе и которой не может быть места в духовной жизни, в Человек перед лицом апостасии публичной жизни Церкви, но которые, к несчастью, можно нередко повстречать в наше время и которые являются главными возбудителями различных ссор и нестроений в Церкви. Сами те, кто их разжигает и управляет «политикой», нередко притворяются бойцами «за идею», но в реальности стремятся достигнуть только собственных личных целей, стремятся угодить не Человек перед лицом апостасии Богу, но собственному самодовольству и ревнуют не о славе Божией, но о собственной славе и о славе собственных сподвижников и членов собственной партии. Все это, естественно, глубоко чуждо подлинной святой ревности, все это ей воинственно и является греховным и криминальным, так как компрометируют нашу святую веру и Церковь!»

«Церковь Человек перед лицом апостасии, — подчеркивает архиепископ Аверкий в другом месте, - дана нам для спасения наших душ и ни зачем больше! Мы не можем делать Ее своим орудием либо превращать Ее в арену для разгула собственных страстей ради заслуги личных наших целей».

По мне   нию архиепископа Аверкия, всякая политика никчемна, независимо от того Человек перед лицом апостасии, какая бы партия ее не производила. Чуть ли она стоит того, чтоб становиться монахом, отдавать ей всю жизнь, лишаясь способности вступить в брак и иметь семью. По драматичности судьбы, конкретно то, что архиепископ Аверкий не имел ничего общего с «политиками», и сделало его их жертвой. Он был лишен неизменного Человек перед лицом апостасии членства в собственном совете епископов, потому что он отказался управляться «партийной линией», а не собственной совестью. Осознавая, что партийная политика просочилась не только лишь в другие группы, да и в его свою, он в один прекрасный момент произнес одному из собственных бывших семинаристов: «Не следует ли из этого, что Человек перед лицом апостасии благодать Святого Духа покидает наш Синод?»


chelovek-i-priroda-sochinenie.html
chelovek-i-priroda-v-sovremennoj-literature-analiz-2-3-proizvedenij.html
chelovek-i-rinochnie-otnosheniya.html